Образец для цитирования:

Гринёв В. С., Линькова Е. И., Егорова А. Ю. Синтез и конформационные особенности пергидропирролодиазациклоалканонов // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Химия. Биология. Экология. 2020. Т. 20, вып. 2. С. 122-130. DOI: https://doi.org/10.18500/1816-9775-2020-20-2-122-130


Рубрика: 
УДК: 
547.415.1’435.1’484.2’745.04:543.422.25
Язык публикации: 
русский

Синтез и конформационные особенности пергидропирролодиазациклоалканонов

Аннотация

Реакции 4-фенил- и 4-(п-толил)-4-оксобутановой кислот с 1,3-диаминопропаном, 1,4-диаминобутаном, 1,5-диаминопентаном нагреванием в апротонном неполярном растворителе первоначально протекают через нуклеофильную атаку аминогруппы по атому углерода карбонильной группы оксокислоты с образованием соответствующего амида. Последующая внутримолекулярная циклодегидратация приводит к пирролидону, который, в свою очередь, подвергается гетероциклизации с образованием соответствующих бициклических продуктов 8а-фенил- и 8а-(п-толил)-гексагидропирроло[1,2-а] пиримидин-6(2Н)-она (1a,b), 9а-фенил- и 9a-(п-толил)-октагидро-7Н-пирроло[1,2-а] [1,3]диазепин-7-она (2a,b), 10a-фенил- и 10a-(п-толил)-октагидропирроло[1,2-а][1,3] диазоцин-8(2Н)-она (3a,b). Использование более длинноцепочечных терминальных бинуклеофилов, таких как 1,5-диаминопентан, в условиях синтеза в бензоле или толуоле не приводило к двойной гетероциклизации с образованием конденсированных бициклических структур, реакция останавливалась на стадии образования амидов. Получить соответствующие бициклические 10a-фенил- и 10a-(п-толил)-октагидропирроло[1,2-а][1,3] диазоцин-8(2Н)-оны (3a,b) удалось только при использовании более высококипящего о-ксилола, что связано, по всей видимости, с необходимостью преодоления конформационных затруднений по стерическому сближению реагирующих групп. Структуры полученных соединений доказаны с помощью совокупности данных элементного анализа, ИК, ЯМР 1Н спектроскопии. Изучение конформационных возможностей синтезированных соединений, важных с точки зрения связей структура–свойства (SAR), показало, что наличие в молекулах соединений 1–3 нескольких метиленовых звеньев, а также бокового ароматического заместителя, способного вращаться вокруг простой С-С связи, определяет их широкие конформационные возможности и, как следствие, потенциально высокое сродство к широкому кругу рецепторов.

Литература

1. Katritzky A. R., Qiu G., He H.-Y., Yang B. Novel Syntheses of Hexahydro-1H-pyrrolo[1,2-a]imidazoles and Octahydroimidazo[1,2-a]pyridines // J. Org. Chem. 2000. Vol. 65, № 12. P. 3683–3689. DOI: https://doi.org/10.1021/jo991881z
2. Chimirri A., De Sarro A., De Sarro G., Gitto R., Zappala M. Synthesis and anticonvulsant properties of 2,3,3a,4-tetrahydro-1H-pyrrolo[1,2-a]benzimidazol-1-one derivatives // Il Farmaco. 2001. Vol. 56. P. 821–826. DOI: https://doi.org/10.1016/s0014-827x0101147-8
3. Lee E. C. Y., Carpino P. A. Melanocortin-4 receptor modulators for the treatment of obesity: a patent analysis (2008–2014) // Pharm. Pat. Anal. 2015, Vol. 4, № 2. P. 95–107. DOI: https://doi.org/10.4155/PPA.15.1
4. Гринёв В. С., Любунь Е. В., Егорова А. Ю. Влияние бензо(2,3-b)-1,4-диаза- и бензо-1-аза-4-оксабицикло[3.3.0]октан-8-онов на регуляцию роста пшеницы Тriticum aestivum L. // Агрохимия. 2011. № 3. С. 46–50.
5. Гринёв В. С., Бурухина О. В., Госенова О. Л., Апанасова Н. В., Егорова А. Ю. Влияние новых регуляторов роста бензимидазольного и тиазинового рядов на развитие кукурузы Zea mays L. // Агрохимия. 2013. № 7. С. 42–48.
6. Гринёв В. С., Егорова А. Ю. Способы построения (бензо)пирроло[1,2-a]имидазолонов (микрообзор) // Химия гетероциклических соединений. 2016. № 52, вып. 10. С. 785–787. DOI: https://doi.org/10.1007/s10593-016-1966-8.
7. Miteva M. A., Guyon F., Tuffery P. Frog2: Effi cient 3D conformation ensemble generator for small compounds // Nucleic Acids Research. 2010. Vol. 38. P. W622–W627. DOI: https://doi.org/10.1093/nar/gkq325
8. Амальчиева О. А., Егорова А. Ю. Реакции 3Н-фуран2-онов с 1,2-бинуклеофилами // Журн. орг. химии. 2006. Т. 42, вып. 9. С. 1358–1361. DOI: https://doi.org/10.1134/ S1070428006090144
9. Гринёв В. С., Амальчиева О. А., Егорова А. Ю., Любунь Е. В. Взаимодействие 4-оксокислот и 5-R-3Hфуран-2-онов с 1,2-бинуклеофилами ароматического и алициклического рядов // Журн. орг. химии. 2010. Т. 46, вып. 9. С. 1376–1379. DOI: https://doi.org/10.1134/S1070428010090198
10. Cheney B. V. Structure-Activity Relationships for Drugs Binding to the Agonist and Antagonist States of the Primary Morphine Receptor // J. Med. Chem. 1988. Vol. 31. P. 521–531. DOI: https://doi.org/10.1021/jm00398a007
11. Bradbury S. P., Mekenyan O. G., Ankley G. T. Quantitative structure- activity relationships for polychlorinated hydroxybiphenyl estrogen receptor binding affi nity : An Assessment of conformer fl exibility // Environ. Toxicol. Chem. 1996. Vol. 15. P. 1945–1954. DOI: https://doi.org/10.1002/etc.5620151113
12. Dahl S. G. Molecular Models and Structure-Activity Relationships // Csernansky J. G. (ed.), Antipsychotics. Vol. 120 of Handbook of Experimental Pharmacology. Berlin : Springer Berlin Heidelberg, 1996. P. 29–41.

Краткое содержание (на английском языке): 
Полный текст в формате PDF (на русском языке):